Программа для родственников

Реабилитация в наркологии — системный и многофакторный процесс.

Основные его составляющие:

— медицинская реабилитация;

— психологическая (личностная), в том числе духовная реабилитация;

— социальная реабилитация.

Назначение реабилитации — предупреждение возможных осложнений и последствий наркотизации (алкоголизации) и возврат человека к функционированию в обществе. Реабилитация ориентирована, в первую очередь, на развитие способности человека страдающего химической зависимостью самостоятельно справляться с возможными расстройствами и, в конечном счете, должна помочь вернуться к полноценной жизни в обычном обществе или начать ее.

Критически важная часть реабилитации больных с зависимостью от ПАВ — их повторная социализация. Восстановление межличностных взаимоотношений, обретение социального и производственного статуса требуют интенсивных социальных оздоровительных воздействий и наиболее успешно осуществляются в реабилитационных программах, действующих по принципам терапевтических сообществ (см.раздел «Наши методики. Реабилитационная программа»).

При организации реабилитационного процесса необходимо учитывать семейный характер явления, поэтому работа с членами семей и близкими людьми человека, страдающего синдромом зависимости, должна быть неотъемлемой частью комплекса реабилитационной программы.

В настоящее время для описания состояния, развивающегося у членов семьи зависимого человека (наркомания, алкоголизм, токсикомания и др.), широко используется термин «созависимость». Понятие «созависимость» используется как для описания психического состояния отдельных членов семьи («созависимых»), так и для характеристики внутрисемейных отношений в целом.

Созависимость — это модификация естественных реакций членов социальной общности (семьи), обусловленная присутствием наркозависимого индивида и являющаяся защитной компенсаторной реакцией на внутриличностный конфликт. Сторонами конфликта при этом выступают крайне противоречивые отношения со значимым человеком (значимыми людьми) и индивидуализированная система культурных норм и ценностей близких наркозависимому людей.

 Можно выделить некоторые существенные параметры феномена созависимости:

  • при созависимости нарушается возможность открытого выражения чувств и обсуждения личностных и межличностных проблем;
  • на поведенческом уровне созависимость проявляется в виде стереотипных форм реагирования. При этом происходит выхолащивание и обеднение эмоциональной сферы личности;
  • созависимость — это реактивный процесс, смысл и цель которого заключается в снятии внутриличностного конфликта способом саморазрушающего поведения.

Когда речь заходит о наркомании как семейной проблеме, необходимо подчеркнуть следующие закономерности.

  • Семья как система реагирует на известие об употреблении ребенком наркотиков определенным образом.
  • Реакция семьи на известие об употреблении ребенком наркотиков зависит от исходного состояния семейной системы.
  • Реакция семьи на известие об употреблении ребенком наркотиков может носить как конструктивный (способствовать прекращению употребления наркотиков или экспериментов с ними), так и деструктивный (закрепляющий наркотизацию) характер.
  • Момент обнаружения семьей факта наркотизации одного из ее членов является началом развития семейного кризиса.

В отношении наркотизации (алкоголизации) человека, его семья может выступать:

— как фактор, провоцирующий на употребление наркотиков;

— как фактор фиксации психологической зависимости от наркотиков;

— как фактор, провоцирующий срыв в период ремиссии;

или

— как один из основных факторов эффективности реабилитационной и профилактической работы.

Рассматривая жизнь человека с позиции выявления факторов, способствующих наркотизации (алкоголизации), всегда можно обнаружить признаки одного из типов проблемных семей:

  • деструктивная семья (автономия и сепарация отдельных членов семьи, отсутствие взаимности в эмоциональных контактах, хронический супружеский или родительско-детский конфликт);
  • неполная семья (один из родителей отсутствует, что порождает разнообразные особенности семейных отношений и, прежде всего, размытые границы между матерью и ребенком (мальчики — суррогатные «мужья»; девочки — симбиоз));
  • ригидная, псевдосолидарная семья (наблюдается безоговорочное доминирование одного из членов семьи, жесткая регламентация семейной жизни, подавляющий тип воспитания);
  • распавшаяся семья (т.е. ситуация, когда один из родителей живет отдельно, но сохраняет контакты с прежней семьей и продолжает выполнять в ней какие-либо функции, при этом сохраняется сильная эмоциональная зависимость от него)

Характерными особенностями таких семей являются:

-чрезвычайно эмоциональное, ранимое и болезненное отношение детей к своим родителям и их проблемам (имеются в виду острые, болезненные реакции на семейную ситуацию). Если при этом в семье присутствует холодная в общении, неэмоциональная, строгая и несердечная мать, то ситуация приобретает наибольшую остроту;

-нередко в семьях наркотизирующихся детей в период предшествующий наркотизации, наблюдается конформизм и попустительство родителей, вплоть до готовности идти на поводу у ребенка. Чаще всего такое поведение родителей — своеобразный способ избегания эмоционально близких отношений с ребенком;

-использование ребенка как средство давления и манипуляции супругов друг другом;

-непоследовательность в отношениях с ребенком: от максимального принятия до максимального отвержения. Ребенка то приближают к себе, то отдаляют независимо от особенностей его поведения;

-невовлеченность членов семьи в жизнь и дела друг друга (когда все рядом, но не вместе; когда семейная жизнь низводится до совместного быта);

-директивный стиль отношений и эмоциональное отвержение;

-спутанные отношения и размытые (неопределенные) границы поколений. Прародители (дедушки и бабушки) активно вмешиваются в жизнь семьи, продолжая воспитывать уже взрослых детей, при этом по отношению к внукам чаще всего обнаруживают гиперпротекцию и попустительство. То, что не позволяют родители, разрешают дедушка и бабушка и т.п.

Перечисленные особенности семейной ситуации приводят к повышению риска наркотизации, прежде всего потому, что у ребенка не формируется чувство ответственности за себя, свою жизнь и свои поступки.

Сколько бы сильно не отличались друг от друга семьи наркоманов, их объединяет общая черта, заключающаяся в том, что супруги и остальные домочадцы говорят, думают и рассуждают на одном уровне, а взаимодействуют, чувствуют, переживают — на другом, что образует как бы скрытую инфраструктуру их жизни, своеобразный подтекст семейных отношений. Именно в этом подтексте и может скрываться причина, фиксирующая наркотизацию подростка.

Внешние стимулы, запускающие цепочку наркотического поведения, могут выглядеть по-разному.

Это могут быть:

  • непоследовательность в ожиданиях, выражающаяся то в уверенности в успехе терапии и реабилитации, то в высказываниях о бесперспективности и бесполезности терапии, фатальной обреченности подростка;
  • упреки в неблагодарности, слабоволии;
  • вербальные и невербальные сообщения, подчеркивающие вину подростка за происходящее;
  • гиперконтроль, подозрительность, конфликтность;
  • делегирующая позиция родителей (когда ответственность и вина за наркоманию приписываются исключительно подростку или другому родителю);
  • тотальный контроль, недоверие и подозрительность;
  • конфликтность и агрессивность со стороны родителей;
  • патологическая лживость, манипулирование самыми святыми чувствами, обидчивость со стороны подростка;
  • чувство вины родителей перед подростком и друг другом.

Семейный кризис на этом этапе максимально обостряется. И даже если в этот период наркоман проходит курс медицинского лечения, ремиссия, как правило, не бывает продолжительной

Парадоксальность ситуации может заключаться в том, что движение подростка от наркомании может одновременно означать для семьи движение супругов к разводу. Как бы то ни было, мы считаем, что работа с семьей наркомана это, по сути дела, содействие в принятии членами семьи новых ответственных решений по поводу себя и своего места в семье.

Отношение к наркомании у разных членов семьи будет во многом определяться их зачастую неосознаваемыми отношениями друг к другу. Нередко это приводит к тому, что семейное взаимодействие или поведение кого-то из членов семьи выступает как фактор, запускающий и фиксирующий наркотическое поведение. Например, неудовлетворенность супругом может привести к тому, что он будет отвергаться через приписывание ему ответственности за наркоманию ребенка. Возникает своеобразный альянс: подросток — наркоман в стадии ремиссии плюс борющийся за его жизнь родитель (как правило, мать) в противовес родителю, который считается главной причиной наркотизации. Отвергаемый родитель, как правило отец, дистанцируется от все более замыкающейся в себе паре «мать-ребенок» (обычно сын), предоставляя им возможность самим решать проблему. Однако, периодически отцы предпринимают попытки вклиниться в материнско-детский альянс. Способы такого проникновения могут быть . разными: от подкупа до агрессии. Очень скоро отец снова оказывается на периферии семейных отношений. Таким образом, Циклы повторяются один за другим, делая отношения в семье все белее психопатологизирующими. Таким образом, отказ от наркотиков должен был бы одновременно привести к перераспределению семейных ролей и изменению всей системы семейных взаимоотношений. Бессознательное сопротивление таким изменениям приводит к нарастанию провоцирующих проявлений.

Существуют также другие классификации моделей созависимости, которые в большей степени сориентированы на анализ процесса общения родителя со своим ребенком:

1 модель: привыкание к процессу употребления наркотиков ребенком и формирование спокойного реагирования на вышеуказанный факт — результатом такого процесса является привычка, которая в дальнейшем мешает родителям поддержать наркомана, решившего прекратить употребление наркотиков.

2 модель: нарушение распределения ролей и распределения ответственности, где родители добровольно принимают на себя ответственность за:

— осуществление контроля над процессом употребления наркотиков и состоянием здоровья ребенка;

— выбор круга его желательных и сомнительных друзей;

— подсчет денег, оставшихся в семейном бюджете после очередного срыва, и их распределение;

— прослушивание телефонных звонков и отслеживание существующих связей;

— раздачу долгов кредиторам;

— график работы или учебы, способы проведения досуга и многое другое.

3 модель: проявляется в форме «взаимного договора», при котором проблема принятия наркотических средств одним из членов семьи уходит на второй план, а первостепенным остается распределение обязанностей и их выполнения в рамках условного семейного устава.

4 модель: каждый из членов семьи живет своей жизнью, культивируя тем самым «наркоманский культ эгоцентризма» или условное «параллельное существование»

Механизм формирования созависимости четко не определен, но, скорее всего, проекция негатива воспроизводится в поведение родителей через чувство любви, чувство эмпатии, которое как раз и позволяет взрослым уйти от логического анализа ситуации на чувственный уровень восприятия ситуации, который в дальнейшем может через определенные чувства и качества привести к эмоциональной дезадаптации.

Чувствами и качествами, приводящими к дезадаптации, являются:

— гнев как форма психологической защиты от невозможности изменить сложивщуюся ситуацию;

-стыд как форма переживания и сожаления за негативный поступок своего ребенка;

-обида как форма переживания за себя, своего ребенка, а также несогласие и протест против сложившейся ситуации, которые порождают косвенную агрессию — обвинение всех, но только не себя;

— страх и неуверенность как форма восприятия своего «я» в рамках того, что все возможно, а также невозможность управлять собой;

— одиночество как форма внутриличностного кризиса, которая граничит с деформацией общения, любви и произвольностью своего поведения;

— желание быть совершенством как форма своей психологической защиты и реабилитации своего собственного «я» в «глазах и устах» общественного мнения как человека, имеющего успех;

— бунтарство как форма проявления негативизма по отношению к укладу существующей социальной жизни, который в большей степени проявляется в тех случаях, когда идет ломка восприятия окружающего мира и проявляется несогласие с его моделью;

апатия как форма констатации своего бессилия и невозможности изменить свое состояние, которое граничит с критерием оценки чувственного восприятия мира — отсутствие чувств и ощущение угнетающей пустоты;

-вина как форма проявления ограниченной логики, конечным результатом рассуждения которой станет какая-то определенная, конкретная причина

Терапия созависимости может быть эффективной лишь при условии реализации комплексного терапевтического воздействия, включающего в себя индивидуальную работу с созависимыми, групповую работу с родителями наркоманов и работу с семьями наркоманов в целом. Работа с семьей наркозависимых ориентирована на коррекцию системы семейных отношений, а также на устранение созависимости на межиндивидном уровне. Индивидуальная и групповая форма работы направлены на устранение метаиндивидных аспектов бытия наркотической личности в пространстве жизни родителей наркоманов.

Работа с родителями может вестись как параллельно с реабилитационной программой наркомана, так и независимо от нее. Даже если наркоман избегает лечения, родители, посещающие родительские группы, могут изменить свое отношение к наркомании, свое поведение в семье, свои реакции на ребенка. Клиническая практика подтвердила и необходимость, и полезность таких групп.

Методика оказания помощи созависимым, реализуемая в нашей Клинике, включает лекции, индивидуальное и семейное консультирование, индивидуальную и групповую психотерапию и редко (по показаниям) – медикаментозную терапию (антидепрессанты, анксиолитики и др.).

Широко практикуется ведение дневника, выполнение домашних заданий, чтение рекомендуемой литературы.

 Программа преодоления созависимости включает в себя образование по вопросам семьи, зависимости и созависимости, предусматривает тренинг и освоение навыков здоровых взаимоотношений в семье на основе уважения других, учит способам отреагирования чувств, выражения любви к детям и другим членам семьи.

 Частота психотерапевтических занятий – 1 раз в неделю, продолжительность – 1-2 часа. Комплекс семейной групповой амбулаторной психотерапии «Поддержка семьи» включает 9 сеансов в течение 2-х месяцев – 1 в стационаре + 8 после выписки (1 раз в неделю).

Наш адрес:

Российская Федерация 144009 Московская область г. Электросталь Криулинский проезд д.12

тел.8-800-222-00-23

Мы в социальных сетях: