Игровая зависимость

В связи с распространенностью, социальными и медицинскими последствиями большое внимание привлекает к себе патологическое влечение к азартным играм (патологический гэмблинг – от англ. слова Gamble – рискованное предприятие, азартная игра) или лудомания. Этот вид нехимической зависимости недавно был внесен в реестр психических заболеваний и разместился в специальном справочнике рядом с пироманией.

В последнее время, в связи с распространенностью, социальными и медицинскими последствиями большое внимание привлекает к себе патологическое влечение к азартным играм (патологический гэмблинг – от англ. слова Gamble – рискованное предприятие, азартная игра) или лудомания. Этот вид нехимической зависимости недавно был внесен в реестр психических заболеваний и разместился в специальном справочнике рядом с пироманией.

Азартные игры возникли ещё на заре человечества. В самых различных формах они существовали во многих обществах и культурах. Присущее человеку желание испытать сильные ощущения, эмоциональный всплеск, а также ставка на “теорию вероятности” делает азартные игры актуальными и успешными всегда и везде. Их связь с макро- и микросоциальными процессами, особенности социально-психологической, экономической и медицинской ситуации в России привлекают особое внимание к проблеме в нашей стране. Длительный кризис, приведший к резкой экономической поляризации населения, в том числе молодого, подчеркнутость нажитых часто криминальным путем “богатств”, привели к утере установки на познавательные, интеллектуальные, этические, эстетические и прочие высшие мотивации и к возникновению культа силы, власти и денег, причем последнее в сознании многих “может и должно достигаться легким способом”.

В условиях экономической нестабильности нашего общества, социальной разобщенности его слоев, низкого уровня доходов людей, живущих в регионах, склонность к азартным играм приобрела невиданный ранее размах. Игра создает иллюзию, что разбогатеть может каждый. Страх перед жизнью отступает перед страхом проигрыша. Беспрецедентно агрессивный темп внедрения в повседневный быт игровых технологий, включая интернет-казино, покер-клубы, букмекерские конторы, особенно популярные в среде подростков и молодежи, привел к резкому скачку числа лиц с неконтролируемым влечением к азартным играм.

Ведущими мотивами в этой ситуации являются:

  • попытка преодолеть финансовую несостоятельность и ликвидировать долги;
  • потребность в купировании эмоциональных и психологических проблем.

С точки зрения психодинамической концепции, влечение к игре является проявлением протеста и бессознательного агрессивного отношения к реальной действительности, а неадекватная уверенность в выигрыше скрывает инфантильные фантазии всемогущества и подсознательного ожидания неограниченного удовлетворения своих желаний. Игра является своеобразной психологической защитой, сублимирующей трудности реальной жизни. Игра помогает уйти от реальности происходящего и необходимости предпринимать конкретные действия. Зачастую, игровое поведение также связывают с нарушением в семейных и сексуальных отношениях, при этом большое значение уделяется решению вопроса о том, почему игрок не хочет возвращаться после работы домой — из-за нежелания встречаться с супругой или избегая скучной атмосферы обыденного семейного существования.

Социальная значимость этой проблемы определяется следующим:

— преобладает поражение лиц молодого возраста;

— происходит быстрая десоциализация этих людей, влекущая значительный прямой и косвенный экономический ущерб для каждого из них, их семей и общества в целом;

— отмечается высокая общественная опасность этого расстройства – криминализация и виктимизация больных;

— определяется наличием большого отряда коморбидных расстройств и коморбидных лиц;

— в настоящее время отсутствует единое понимание природы, психопатологии, клинической динамики, подходов к терапии и профилактике данного расстройства.

Факторы, способствующие развитию патологической склонности к азартным играм:

  • утрата родителей в возрасте до 15 лет;
  • неадекватный родительский стиль воспитания (по типу гипер-, гипоопеки или непоследовательности);
  • отсутствие бережливости и планирования финансов;
  • ситуативная доступность азартных игр и предрасположенность к игре в подростковом возрасте;
  • для мужчин характерен эмансипационный конфликт с родителями в подростковом возрасте, а в дальнейшем неприятие авторитарных фигур.

Начало расстройства совпадает, как правило, у мужчин с подростковым возрастом, а у женщин приходится на вторую половину жизни. Синдром психической зависимости представлен вначале обсессивным, затем обсессивно-компульсивным влечением. Выявляется психический комфорт в ситуации игры и психический дискомфорт вне ее. Гэмблер комфортно чувствует себя, в отличие от здоровых людей, только в ситуации игры. При этом процесс игры приобретает психотропный эффект и способствует изменению актуального психического состояния со знака “минус” на знак “плюс”. Одновременное прекращение игры в силу непреодолимого препятствия вводит пациента в состояние психического дискомфорта. Именно это в совокупности с обсессивным влечением формирует психическую зависимость от азартных игр и делает потребность в игре непреодолимой, а поведение принудительным.

Второй составляющей синдрома психофизической зависимости является синдром физической зависимости. Физическое влечение приходит на смену обсессивному и проявляется непреодолимым стремлением к процессу игры, причем по степени выраженности оно достигает уровня витальных влечений и даже подавляет их, т.е. блокируется потребность в пище, сне, нормативной сексуальности. При этом исчезает борьба мотивов, происходит полное поглощение сознания пациента игровой ситуацией, имеет место внутриэксцессное компульсивное влечение к игре, которое по силе своей выраженности превышает внеэпизодное компульсивное влечение. Пациенты отмечают, что остановиться в случае проигрыша гораздо труднее, чем в случае выигрыша. Вне патологической ситуации при сохранении компульсивного влечения возникает состояние общего соматического неблагополучия, тягостное психоэмоциональное состояние. Об “абстиненции” можно говорить в случае непредвиденного вынужденного прекращения игры. Об этом свидетельствует более выраженный соматический дискомфорт — сердцебиение, боли в области сердца, колебания АД, головная боль, отсутствие аппетита, бессонница. Психическое состояние становится еще более тягостным, появляется мрачность, чувство вины, опустошенность, досада, снижение настроения, раздражительность. Физический комфорт в состоянии реализации влечения возвращает “нормальное” соматическое состояние, восстанавливается чувство бодрости, активности, достаточная игровая работоспособность. Состояние после реализации обсессивно-компульсивного влечения в случае проигрыша либо выигрыша разнится полюсом аффективной окраски, не отличаясь кардинально в описании физического самочувствия.

Синдром измененной реактивности проявляется ростом толерантности – увеличением продолжительности и кратности игровых эксцессов, изменением форм исполнения – переход от случайных эпизодов к периодическим или систематическим, окончательное формирование предпочтительности игр. По аналогии с изменением форм опьянения можно говорить о выходе на первый план релаксирующего, гомеостабилизирующего и тонизирующего компонента психотропного эффекта.

На более поздних этапах происходит заострение и деформация личностных черт, вплоть до их оскудения, нарастание психосоциальной дезадаптации, которая проявляется финансовой несостоятельностью, криминальными действиями, снижением профессиональной продуктивности, конфликтами в семье, ее распадом. Сужается круг интересов, прекращается рост личности, кругозор ограничивается играми и всем, что с ними связано. Возникают суицидидальные наклонности.

ПРИЗНАКИ ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ ЛИЦ СКЛОННЫХ К АЗАРТНЫМ ИГРАМ:

  • Постоянная вовлеченность, увеличение времени, проводимого в ситуации игры
  • Изменение круга интересов, вытеснение прежних мотиваций игровой деятельности, постоянные мысли об игре, преобладание в воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями.
  • «Потеря контроля», выражающаяся в неспособности прекратить игру как после большого выигрыша, так и после постоянных проигрышей.
  • Появление состояний психологического дискомфорта, раздражительности, беспокойства (т.н.«сухой абстиненции») через короткие промежутки времени после очередного участия в игре с труднопреодолимым желанием приступить к игре («игровым драйвом»).
  • Увеличение частоты участия в игре и стремление ко все более высокому риску.
  • Нарастание снижения способности сопротивляться соблазну («снижение игровой толерантности») возобновить игру.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ СКЛОННОСТИ К АЗАРТНЫМ ИГРАМ

1-я стадия стадия выигрыша. Для этого периода характерен крупный выигрыш, сопровождающийся эйфорией и формированием психологической зависимости от игры.

2-я стадия — стадия прогрессирующих проигрышей. В этот период к уже сформированной психологической зависимости присоединяется физическая. Жизнь больного сосредоточена на игре. Он не может остановиться ни после выигрыша, ни тем более после проигрыша. Ощущения эйфории, имеющие место в период между ставкой и исходом игры, подкрепляют влечение. Нарастает социальная дезадаптация: появляются финансовые проблемы, конфликты на работе и в семье, участие в рискованных мероприятиях, возможны правонарушения, направленные на добычу денег. Одновременно с этим снижаются психологические навыки в игре: появляются нерасчетливые ходы, неоправданный риск, количество проигрышей растет. Изменяется иерархия потребностей: доминирующей становится потребность в игре, вытесняя базисные физиологические потребности в еде, сексе и сне. Попытка прекратить игру сопровождается тревогой, напряжением, депрессией, нарушением сна, вегетативными нарушениями и суицидальными мыслями. В зависимости от социальных, ситуационных, личностных и интеллектуальных особенностей, вторая стадия может длиться до 10-15 лет.

3-я стадия — стадия отчаяния. Больной социально декомпенсирован, дезадаптирован и финансово несостоятелен. Выражено компульсивное (неосознанное) влечение к игре. Реально ситуация не оценивается: проигрывается все движимое и недвижимое имущество, совершаются финансовые преступления. Критика к состоянию и всему происходящему отсутствует. При попытке прекратить игру возникает тяжелая абстиненция с выраженными депрессивными расстройствами и суицидальными попытками, а также агрессивным поведением. На этой стадии выражена анозогнозия, характеризующаяся отсутствием критической оценки больным своего заболевания, зависимости, дефекта. Проще говоря, пациент не осознает присутствие патологического процесса в организме. Больные очень редко обращаются за помощью к психиатрам, как правило, на консультацию их приводят родственники.

Кроме того, недостаточная информированность населения о существовании подобного расстройства, фактическое отсутствие медицинских учреждений и специалистов, занимающихся изучением и лечением патологического гэмблинга, также ведут к снижению числа людей, обращающихся за профессиональной врачебной помощью с проблемой патологического влечения к игре.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ ИГРОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ:

Основным методом лечения пациентов с игровой зависимостью (лудоманией) является ПСИХОТЕРАПИЯ. Современная психотерапия обладает большим арсеналом методов лечения нехимических аддикций. На сегодняшний день описаны методы как индивидуальной, групповой, так и семейной терапии пациентов с данными видами расстройств. Зачастую выбор метода лечения зависит лишь от личного предпочтения психотерапевта, реже — самого пациента. Но, по мнению большинства врачей, наилучший результат дает совместное применение индивидуальной, семейной и групповой психотерапии. При этом работа психотерапевта с зависимыми людьми основана на положении, что попытки пациентов в одиночку выдерживать длительную борьбу со своей зависимостью, соблюдая полное воздержание, приносят мало пользы. Такое лечение может быть даже опасным, особенно при наличии наклонностей к самообвинению.

Нельзя не отметить общие закономерности, которые необходимо учитывать при обращении к врачу:
— чем меньше времени прошло с момента возникновения зависимости, тем больше шансов на успех лечения;
— предварительное лечение помогает пациенту осознать, что он болен;
— не следует ожидать от пациента абсолютного воздержания в начале лечения.

ЭТАПЫ ПСИХОТЕРАПИИ:

Диагностический этап. На этом этапе устанавливается диагноз патологической склонности к азартным играм, определяется стадиями игровой зависимости, и выясняются индивидуальные особенности фаз игрового цикла. В этот же период уточняются особенности личности пациента и создаются основы для дальнейшего «психотерапевтического сотрудничества». В случае наличия выраженной депрессии или каких-либо других сопутствующих расстройств решается вопрос о целесообразности назначения лекарственных средств.

Психообразовательный этап. Цель данного этапа состоит в том, чтобы добиться сознания пациентом невозможности вернуть свое первоначальное отношение к игре. Пациент постепенно понимает то, что он никогда не сможете солгать так называемым «социальным» игроком, использующим азартные игры лишь для развлечения и отдыха, и что необходимо избавиться от иллюзии каким-либо «чудодейственным» способом вернуться на первоначальный уровень отношение к игре.
Более того, пациент должен понять, что поиск путей к восстановлению способности «играть, как все» является самообманом. Наиважнейшим для такого понимания является признание своего пристрастия к игре как болезни, а не дурной привычки, которую можно заменить чем-то аналогичным, но безвредным. В связи с этим единственным выходом становится полный отказ от игры навсегда. При соблюдении всех этих условий возникает новое понимание существующей проблемы.
Цели данного этапа достигаются специальными психотерапевтическими упражнениями с использованием активного воображения пациента.
На индивидуальных занятиях игрок получает информацию о заболевании, причинах его возникновения, характерных симптомах, стадиях развития и фазах игрового цикла, способах наиболее эффективного лечения, ситуациях, провоцирующих ухудшение, способах нормализации отношений с социальным окружением. Обсуждаются соответствия индивидуального случая общим признакам игровой зависимости.

Психотерапевтические задания состоят в том, что бы пациент попытался представить свою будущую жизнь, «в которой никогда не будет азартной игры», и сконцентрировался на внутренних ощущениях, сопровождающих это представление. Если пациенту бывает трудно представить и, соответственно, эмоционально пережить полный отказ от игры, то ему предлагается вспомнить конкретные жизненные ситуации, когда надо было принимать решение играть или не играть (во всех реальных случаях конфликт этих мотивов разрешался в пользу первого). После того, как перед больным возникает дилемма либо играть до полного социального падения, либо не играть вообще, а так называемое компромиссное «играть как все» осознается, как невозможное, его желание играть обычно резко усиливается. Одновременно в результате такого прямого столкновения желания отказаться от игры с одновременно существующим (и даже усиливающимся) желанием играть увеличивается его критическое отношение к сложности существующей проблемы и осознание преобладания желания играть над другими мотивами.
Помимо решения основной задачи, такие упражнения подготавливают пациента к пониманию того, что отказ от игры влечет за собой период эмоционального напряжения, который ему придется пережить.
Этап создания стратегий контроля над импульсом к игре. Данный этап терапии начинается с анализа индивидуальных особенностей стадий игровой зависимости и фаз игрового цикла.

На данном этапе важнейшим является понимание пациентом того, что:
— во-первых, с момента игрового срыва он не в состоянии проконтролировать свое поведение;
— во-вторых, отсутствие осознаваемого желания играть не связано напрямую с возможностью контроля над игровым импульсом.
Для пациента это означает, что если, как он считает, желания играть нет, это не является доказательством того, что в ближайшее время у него не может произойти очередной эпизод азартной игры. В связи с этим работа направлена на осознание им того обстоятельства, что, независимо от осознаваемого им отсутствия или наличия желания играть, он постоянно находится в «предигровой лихорадке» и не может контролировать внутренние и внешние обстоятельства, которые способствуют срыву.

В результате пациент обучается осознавать и различать следующие компоненты своего влечения:

а) постоянное желание играть;

б) резкое ситуационное усиление игрового импульса под воздействием внешних обстоятельств.

На этом этапе контроль над игровым поведением осуществляется:
— за счет сознательного отказа пациента от решения играть;
— предотвращения вытеснения этого решения из сознания в соответствующих фазах игрового цикла.
Это достигается, во-первых, благодаря обучению пациента навыкам определения момента принятия решения играть и, во-вторых, благодаря изменению иррациональных схем умозаключений и понятий, связанных с игрой.
Вначале пациент учится фиксировать явные признаки надвигающегося срыва (усиление фантазий об игре, нарастание эмоционального напряжения, появление уверенности в выздоровлении). В дальнейшем же — обучается фиксировать собственные «ошибки мышления» и исправлять их с помощью навыков, полученных в ходе терапии.
Регуляция состояний транса. Большинство игроков в ходе работы с ними признавали, что в тот момент, когда принимается решение играть, они словно становятся другими людьми — не могут думать о чем-либо, кроме игры, их отношение к игре из отрицательного (что бывает после проигрыша) или индифферентного становится резко положительным. Они вновь верят в то, что на этот раз точно выиграют, что этот день не похож на другие («фартовый» день), поэтому им повезет. По пути в игровое заведение они не замечают ни чего, словно находятся в каком-то дурмане.
Ошибочные схемы мышления игроков, касающиеся игры и игровых аппаратов (как, например, вера в счастливый для игры день), тесно связаны с определенным эмоциональным состоянием. Это состояние по своим характеристикам очень близко к состоянию транса и наступает после принятия решения играть. Получается, что игрок непроизвольно обучается сам индуцировать состояние транса (перед срывом), для этого нужно лишь принять решения играть. При этом, чем дольше игровой стаж, тем более легко больной может ввести себя в состояние игрового транса, тем самым, уходя от имеющейся действительности, от критического отношения к происходящему.
Все большее некритичное отношение пациентов к своему поведению обусловлено нарушением во взаимодействии между жизненными событиями и индивидуальными оценками и поступками. Вместо рационального ответа на ту или иную жизненную ситуацию у игрока сначала возникает желание играть, поддерживая значение прежних «ошибок мышления», которые еще более усиливают эмоциональное возбуждение и желание играть, вызывающее «игровой транс». На фоне этого трансового состояния «ошибки мышления» уже не связаны с решением «играть или не играть», а обеспечивают непрерывность игры до момента полного истощения финансовых или физических ресурсов.
Анализ ситуации, который пытается осуществить игрок после игры, происходит, как правило, на фоне подавленного настроения и ошибочных умозаключений, что заканчивается самоосуждением, самокритикой, обещанием «не играть». Это приводит к эмоциональной разрядке и прощению себя только относительно данного игрового эпизода.
Естественно, что регуляция возникновения, а точнее — «не возникновения» трансового состояния является важнейшим элементом психотерапии игроков.
Работа над «ошибками мышления». Наиболее часто у игроков встречаются два типа иррациональных установок — стратегические и тактические. Первый тип «ошибок мышления» обуславливает общее неосознаваемое положительное отношение к своей зависимости. Тактические «ошибки мышления» запускают и поддерживают механизмы возникновения «игрового транса».

К стратегическим типам «ошибок мышления» относятся следующие внутренние убеждения:
— «деньги и работа решают все, в том числе и проблемы эмоций и отношений с людьми»;
— неуверенность в настоящем и ожидание успеха вследствие выигрыша, представление о возможности уничтожить жизненные неудачи успешной игрой;
— замещение фантазий о контроле над собственной судьбой фантазиями о выигрыше.

К тактическим «ошибкам мышления» относятся:
— вера в «выигрышный — фартовый — день»;
— установка на то, что «обязательно должен наступить переломный момент в игре»;
— представление о том, «возможно вернуть долги только с помощью игры, то есть отыграть»;
— эмоциональная связь только с последним игровым эпизодом при даче самому себе слова «никогда не играть»;
— убеждение, что «смогу играть только на часть денег»;
— восприятие денег во время игры как фишек или цифр на дисплее.

Этап планирования. На разных этапах выздоровления требуются различные психотерапевтические воздействия на пациентов в соответствии с их меняющимся личностным и социальным качествами. Директивные методы начальных этапов терапии, направленные, главным образом, на самоконтроль и упорядочивание социальной жизни, должны сменяться методами, позволяющими создавать условия для сознательного стремления (мотивации) к здоровому образу жизни, освобождению от прежних «ошибок мышления», изменению всего стиля жизни. На данном этапе лечения пациенты начинают планировать иерархию своих будущих жизненных задач, в которых на первое место они обычно ставят расчет с долгами, восстановление финансового благополучия, нормализацию рабочих отношений, а задача контроля над игровым поведением имеет меньшее значение. В результате, в качестве главных мотивов поведения начинают выступать прежние потенциальные провокаторы зависимости. Поэтому особенно важно на этом этапе вновь обсудить причины прежних срывов, однако основное внимание уделяется планированию событий ближайшего будущего.
Несколько обособленно стоит вопрос эмоциональной саморегуляции игроков. Пока у пациента существует его увлечение, вопрос о том, как регулировать свое эмоциональное состояние для него не возникает. Но как только игра уходит из жизни, то необходимость найти способ эмоциональной регуляции становится жизненно важным. Азартная игра, представляющая собой квинтэссенцию взаимоотношения человека и денег, становится для игроков естественным путем получения эмоциональной разрядки, адекватной структуре их личности. На это указывают и исследования, касающиеся детского развития патологических игроков, многие из которых выросли в семьях, где способом решения большинства проблем, в том числе и эмоциональных, считались деньги и подарки. В дальнейшем игроки действовали по такой же схеме, пытаясь решить любую проблёму, в том числе, и эмоционального характера, с помощью денег. Поэтому в ходе терапии пациенты обучаются контролировать свое эмоциональное состояние, осваивают навыки саморегуляции. Немаловажная роль отводится поиску новых альтернативных методов взаимодействия с окружающими.

На сегодняшний день одной из наиболее известных программ по борьбе с аддиктивными расстройствами, применяемой после окончания стационарного этапа лечения, является система «12 шагов». По её  принципу работают такие организации, как «Анонимные алкоголики», «Анонимные наркоманы», «Анонимные игроки», «Анонимные обжоры» и т. д.
Данная система групповой терапии амбулаторного этапа лечения помогает человеку признаться в собственной слабости и принять мысль о смирении и альтруизме, которые являются необходимой альтернативой эгоизму и эгоцентризму, возникающим в процессе развития болезни. Множество поддерживающих, активизирующих и управляющих элементов, с которыми пациенты сталкиваются с момента включения в программу, обеспечивают структуру и поддержку, компенсируя их слабость по саморегуляции.
Человек получает помощь, способную поддержать и направить его на восстановление собственной жизни, часто уже разрушенной почти до основания.
Помимо этих практических элементов используется  обращение к духовности, что заставляет прибегнуть к силам, находящимся за границами собственного «я», признать собственную зависимость от других людей и значимость отношений и ними. Оказывая преобразующее воздействие, терапевтические группы, ведомые врачами-психотерапевтами, помогают пациенту изменять те части «я», которые отвечают за заботу о его собственной жизни. Пациент начинает управлять событиями своей жизни, противопоставляя себя ошибочному мнению зависимого человека о том, что со своими проблемами он может справиться в одиночку.

 В Клинике Единой Областной Службы Помощи Зависимым с успехом применяются
все современные подходы
к лечению аддиктивного поведения.
Обращаясь за помощью к нам, Вы доверяете свою судьбу профессионалам.

Наш адрес:

Российская Федерация 144009 Московская область г. Электросталь Криулинский проезд д.12

тел.8-800-222-00-23

Мы в социальных сетях: