Нарушение пищевого поведения

Аддикция к еде возникает тогда, когда еда используется в виде аддиктивного агента, применяя который человек уходит от субъективной реальности. Во время фрустрации возникает стремление «заесть» неприятность. Это удается, поскольку происходит фиксация на вкусовых ощущениях и вытеснение неприятных переживаний.

Аддикции к еде (пищевые аддикции) – это переедание и голодание, которые относятся к группе промежуточных аддикций. В литературе можно встретить расширенное толкование пищевых аддикций, куда относят и нервную анорексию, и булимию. Однако нельзя смешивать расстройства пищевого поведения и пищевые аддикции. Нервная анорексия и булимия являются иными психопатологическими феноменами, нежели аддикция к еде. В рамках нервной анорексии встречается булимическая форма. Кроме того, булимия встречается как психопатологический симптом в рамках разнообразных психических расстройств: органических заболеваний головного мозга, умственной отсталости, шизофрении и т. д.

В основе возникновения пищевой аддикции, как и любой другой, лежит положительное эмоциональное подкрепление, которое вызывается перееданием или голоданием.

Нервная анорексия представляет собой расстройство, характеризующееся преднамеренным снижением веса, вызываемым и (или) поддерживаемым самим пациентом.

Причина нервной анорексии это, как правило, дисморфофобические переживания, связанные с недовольством собственной внешностью, в том числе и излишним весом. «Недостатки» фигуры, с точки зрения больного, настолько бросаются в глаза окружающим, что они всячески «дают понять», насколько они уродливы и отвратительны.

Чаще всего это расстройство возникает у девочек подросткового возраста и молодых женщин, но иногда им могут страдать мальчики подросткового возраста и юноши, дети приближающиеся к пубертатному возрасту или женщины старшего возраста вплоть до менопаузы. Расстройство связано с недостаточностью питания разной тяжести, приводящей ко вторичным метаболическим изменениям и нарушению различных функций организма.

Важно понимать, что часто нервная анорексия может сочетаться с депрессивной симптоматикой, признаками расстройства личности, может быть следствием онкологического заболевания, кишечных расстройств или наличия декомпенсированных хронических заболеваний, в связи с чем на первый план выходит своевременность обращения и полипрофессиональный диагностический подход к верификации патологии, не ограничивающийся только психологом, психотерапевтом или психиатром. 

Нервная булимия представляет собой синдром, характеризующийся повторяющимися приступами переедания и чрезмерной озабоченностью контролированием веса тела, что приводит больного к принятию крайних мер для смягчения «полнящего» влияния съеденной пищи. Этот вид психопатологического состояния может рассматриваться как продолжение хронической нервной анорексии, хотя может отмечаться и обратная последовательность. Пациент с нервной анорексией может сначала произвести впечатление улучшения состояния в результате прибавки веса (у девочек – с возможным восстановлением менструального цикла), однако потом устанавливается пагубный характер переедания.

Характерными диагностическими критериями нервной булимии являются:

  • постоянная озабоченность едой и непреодолимая тяга к пище – больной периодически не может удержаться от переедания, когда за короткое время принимается большое количество пищи
  • попытки противодействия эффекту ожирения от съедаемой пищи с помощью одного или более следующих приемов: намеренное вызывание рвоты, злоупотребление слабительными средствами, альтернативные периоды голодания, использование препаратов, подавляющих аппетит, диуретиков (мочегонных) или препаратов, содержащих гормоны щитовидной железы. Если булимия развивается у больных сахарным диабетом, то они начинаю пренебрегать заместительной инсулинотерапией.

При повторяющейся рвоте возможны нарушения электролитного баланса, физические осложнения, такие как эпилептические припадки, тетанические судороги, мышечная атония, различные нарушения ритма и проводимости сердца и проч, и дальнейшая прогрессирующая потеря веса.

Распределение больных нервной булимией по возрасту и полу сходно с таковым при анорексии, но возраст манифестации заболевания может быть несколько выше.

Как и при нервной анорексии, важно понимать, что часто нервная булимия может сочетаться с депрессивной симптоматикой, признаками расстройства личности, сочетаться с алкогольной зависимостью, может быть следствием расстройств верхних отделов желудочно-кишечного тракта, приводящих к рецидивирующей рвоте. И поэтому особое внимание стоит уделять  своевременности обращения и полипрофессиональному диагностическому подходу к верификации патологии, а не ограничиваться только консультациями и наблюдением  психолога, психотерапевта или психиатра. 

 Аддикция к шоколаду («chocolate addiction», «chocoholism» — в терминологии зарубежных авторов). Рядом исследователей высказывается мнение, что шоколад и продукты из какао бобов обладают аддиктивным действием из-за присутствия в них соединений, близких к эндогенным каннабиоидам. Однако эта теория об аддиктивном действии шоколада как психоактивного вещества сомнительна,  поскольку концентрации в нем химических веществ, обладающих эйфоризирующим действием, ничтожно малы, по сравнению с тем же чаем и кофе.

Широко распространено мнение, что важным мотивом для поедания шоколада является улучшение настроения. Действительно, употребление шоколада влияет на настроение, но влияние это далеко не однозначно. Употребление шоколада может приводить как к усилению положительных эмоций и снижению тревоги, так и возникновению чувства вины, негативных эмоций, злости, депрессии при переедании. В исследованиях «шоколадной» аддикции было установлено, что она более распространена в женской популяции и имеет прямую связь с месячным циклом — поедание шоколада усиливается во время предменструального напряжения для снятия негативных эмоциональных переживаний.

Также играет значимую роль и психологический процесс самоограничения в пище, амбивалентное (двойственное) отношение к ее поеданию («приятно, но грешно»). Применительно к шоколаду эта двойственность происходит из того, что он является очень вкусной, но высококалорийной «недиетической» пищей, поэтому, несмотря на «угощение», он должен поедаться скрытно. Вместе с тем скрытность процесса поедания еще больше усиливает желание, которое и именуется «тягой». Таким образом, в основе «тяги к шоколаду», может лежать культурально обусловленная необходимость поедать его скрытно.

Имеется и другая точка зрения на «шокоголизм», согласно которой объединяются некоторые сходные механизмы развития пищевой и химической зависимости, аргументируемая данными по нейрохимическим исследованиям различных форм аддикции. В пользу общих механизмов пищевой и химической аддикции свидетельствуют и данные о предпочтении и эпизодах неконтролируемого влечения к сладостям у алкоголиков и наркоманов, находящихся в ремиссии.

 Переедание. Аддикция к еде возникает тогда, когда еда используется в виде аддиктивного агента, применяя который человек уходит от субъективной реальности. Во время фрустрации возникает стремление «заесть» неприятность. Это удается, поскольку происходит фиксация на вкусовых ощущениях и вытеснение неприятных переживаний. Может появиться стремление затянуть процесс еды во времени: дольше и больше есть. Согласно одному из исследований, почти 100% мододых женщин и около 70% молодых мужчин сообщили, что у них был хотя бы один эпизод неодолимой тяги к пище в течение последнего года. У пожилых лиц (после 65 лет) частота таких эпизодов снижается.

Согласно одной из гипотез, пища обладает аддиктивным потенциалом, если в ней содержится повышенное содержание карбонгидрата, который усиливает выработку серотонина в мозгу, тем самым повышая настроение. Таким образом, переедание сводится к «самолечению» пониженного настроения с помощью карбонгидрата, находящегося в пищевых продуктах (его больше в высококалорийных продуктах, таких как картофельные чипсы, гамбургеры и т. д.). Действительно, диета, в которой отсутствует триптофан (аминокислота, из которой в мозге производится серотонин), приводит к снижению настроения, но этот эффект весьма пролонгирован во времени. Поэтому эмоциональный эффект карбонгидрата как химической субстанции, возникающий сразу после приема пищи представляется весьма сомнительным.

Аддикция к еде — это, с одной стороны, психологическая зависимость, а с другой — утоление голода. По мере того как еда приобретает все больший аддиктивный потенциал, происходит искусственное стимулирование чувства голода. Переедающий человек входит в зону повышенного обменного баланса. Чувство голода начинает появляться сразу с падением концентрации глюкозы в крови после очередного приема пищи. Физиологические механизмы рассогласовываются. Человек начинает есть слишком много и слишком часто. На каком-то этапе он уже стыдится переедания и стремится скрыть факт аддикции. Аддикт начинает есть в одиночку, в промежутках между любой активной деятельностью. Все это приводит к опасным для здоровья последствиям: нарастанию веса, нарушению обмена веществ и потере контроля, в результате чего человек употребляет количество пищи, представляющее опасность для жизни. В принципе, можно «заесть» себя до смерти.

 Голодание. Существуют два механизма возникновения аддикции к голоданию: медицинский и немедицинский.

При медицинском варианте возникновения аддикции к голоданию используется разгрузочная диетотерапия. Фаза вхождения в голод характеризуется трудностями, связанными с необходимостью подавить аппетит. Затем состояние меняется — появляются новые силы, аппетит исчезает, повышается настроение, усиливается двигательная активность, невротические проявления редуцируются. Некоторым пациентам нравится состояние голода, когда уже исчез аппетит, и они стремятся его продлить. Повторное голодание осуществляется уже самостоятельно. На уровне достигнутой голоданием эйфории происходит потеря контроля и человек продолжает голодать даже тогда, когда это становится опасным для его здоровья, теряется критика к своему состоянию.

При немедицинском варианте голодать начинают самостоятельно с целью похудеть и, отдавая дань моде, использовать для этого необычную диету. Одним из психологических механизмов, провоцирующих голодание, является желание изменить себя физически, выглядеть лучше, в соответствии с модным на сегодняшний момент имиджем. Другой механизм, запускающий голодание и имеющий большое значение, заключается в самостоятельной постановке задачи и возникновении чувства самоудовлетворенности и гордости от ее выполнения. По мере голодания появляются признаки физического истощения. Контроль за ситуацией уже потерян, поэтому попытки окружающих повлиять на ситуацию ни к чему не приводят. Аддикты живут в воображаемом мире; у них возникает отвращение к еде, выраженное в такой степени, что жевательную резинку или зубную пасту, попавшую в рот во время чистки зубов, они считают достаточным для себя количеством еды.

Итак, из всего вышеизложенного создается впечатление, что нехимические зависимости в значительной степени покрывают весь спектр поведенческих актов человека, все стороны его жизни: секс, любовь, работа, деньги, спорт и т.д. Получается, что любой человеческий поведенческий акт таит в себе угрозу возникновения зависимости к нему. Как ни парадоксально это звучит, но все многообразие нашей жизни – это богатство потенциальных аддикций. «Примерный» с социальной точки зрения человек успешно сочетает в себе варианты социально приемлемых форм зависимостей – превалировать должна работогольная зависимость, для счастья необходимо некоторое количество любовной и сексуальной, для нравственности – религиозной, хобби могут выражаться в аддикции отношений, в вариантах компьютерной зависимости и иногда чуть-чуть в гемблинге и т.д. Допускаются даже элементы химической зависимости – традиционное для нашей страны употребление алкоголя.

Лечение социально неприемлемой аддикции (наркомании, алкоголизма, гемблинга) во многом сводится к переводу зависимого в социально приемлемую форму аддикции (работогольной, спортивной и т.д.). Такое состояние в наркологии называется устойчивой ремиссией. В основе успешной реабилитации в наркологии должен быть строго индивидуальный поиск, а потом закрепление социально приемлемой формы замещающей нехимической зависимости.

Важна необходимость индивидуальной работы с каждым зависимым:
приемлемость лично для него нехимической аддикции является обязательным условием.

 В противном случае со 100% вероятностью опять начнется собственный «поиск», заканчивающийся рецидивом социально неприемлемой химической или нехимической зависимости.

 В Клинике Единой Областной Службы Помощи Зависимым с успехом применяются
все современные подходы
к лечению аддиктивного поведения.
Обращаясь за помощью к нам, Вы доверяете свою судьбу профессионалам.

Наш адрес:

Российская Федерация 144009 Московская область г. Электросталь Криулинский проезд д.12

тел.8-800-222-00-23

Мы в социальных сетях: